http://forumfiles.ru/files/0013/7e/1c/83145.css
http://forumstatic.ru/styles/0013/d8/fd/style.1401641421.css
http://forumstatic.ru/styles/0012/37/39/style.1401640812.css
Вверх страницы
Вниз страницы

College Honey x Honey Drops

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » College Honey x Honey Drops » Опросы/конкурсы/объявления » Конкурс "Да будет так! Ибо!"


Конкурс "Да будет так! Ибо!"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

У нас новый конкурс, дамы и господа!

Наверняка многие из Вас следят за теми или иными отыгрышами, переживают за чужие истории, чувства, отношения.
А может быть иногда хочется что-то подсказать любимым персонажам или же Вы мечтаете об ином развитии событий?
Что ж! Такая возможность предоставляется Вам нашим новым конкрусом!
Та-даааам! =)

Напиши фанфик по любимым паре/персонажу и создай свою историю с ними!
Задача сложная и не из легких, но я верю, что Вы справитесь =)
В этот раз, кстати, как и всегда, к вполне реальным призам прибавятся еще и призы для персонажа победителя!
Что это будет - сюрприз =)
Но, определенно, что-то очень полезное и приятное :З

Условия конкурса:

1) На время конкурса создается специальный аккаунт, от лица которого и будут выкладываться тексты в эту тему ниже =) Встречайте!
Fanfic-desu!
Пароль: konkurs
2) Каждый отдельный текст = отдельный пост.
3) Количество текстов не ограничено.
4) Размер текста не должен быть меньше 3000 знаков без пробелов (проверить это можно в Ворде в статистике))), но не более 8000 знаков (кажется, больше и не влезет в пост).
5) В обязательном порядке нужно соблюдать хотя бы приблизительно характер, описанный в анкете на нашем форуме (не канона, с которого писан персонаж, а именно анкеты на форуме!) - это ВАЖНО! Нельзя менять ориентацию, пол и основные пункты био и характера.
6) Никаких увечий, смертей и психических заболеваний, ок? Не думаю, что миенно такое будет приятно читать тем, кто ведет персонажа. В остальном - Ваша воля))) Но все же, конкурс позиционируется, как позитивный - делайте выводы сами =)
7) Голосование будет проводиться по количеству плюсов под каждым из текстов! Поэтому пожалуйста, выражайте свою симпатию искренне и не скупитесь на похвалу полсе подведения итогов =)
8) Просьба к авторам: сохранять анонимность своих произведений до конца подведения итогов конкурса. Мы же хотим, чтобы победа была честной, так?)))

Если возникли вопросы - прошу ко мне в ЛС!

ПыСЫ. Надеюсь, ником уне надо напоминать, что от лица созданного конкурсного аккаунта Fanfic-desu нельзя писать нигде, кроме этой темы?
Спасибо за понимание :З

http://sf.uploads.ru/N5MkQ.jpg

+4

2

Действующие лица: Акаши, Куроко, Кагами
Кагами знает о том, откуда у Куроко его шрамы.

читать

0

Акаши смотрел на них с видимой жаждой и улыбался так, как будто они только что подписали контракт с дьяволом. Кровью.
- Ты точно выдержишь, Тайга? Или предпочтёшь дождаться Тэцую в комнате?
Кагами сглотнул.
- Выдержу. Я думаю…
- Будешь держать меня за руку, - а Тэцу казался спокойным, как всегда. Не чувствуй Кагами, как сильно колотится у него сердце, он бы и не заподозрил…
- Завтра, - Акаши посмотрел на них с улыбкой, и все мысли мгновенно выдуло из головы. – Приходи завтра, Тайга.
Внутренности завязались в узел, почти затошнило. Но своих слов он бы ни за что не взял назад.

1

Как и обещал, Кагами держал его за руку. Просто держал. И ничего, что пальцы немеют от желания стиснуть ладонь Тэцу покрепче, - нельзя, нарушишь спокойствие Тэцу – и конец всей затее.
Затея до сих пор казалась ему сумасбродной и ужасающей, но стоило только вспомнить – и опять перехватывало дыхание. Как в первый раз, при первом взгляде на ровные линии на спине Куроко, старые, посветлевшие, и свежие, не то малиновые, не то бордовые. Крылья, надо же…
Когда он пришёл к Акаши (ладно, давайте называть вещи своими именами: когда он вломился в комнату к Акаши, топоча, как боевой слон, и издавая примерно такие же звуки), тот только посмотрел на него и спросил:
- Какие-то проблемы, Тайга?
И Тайга сразу же понял, что никаких проблем у него нет. И не будет. Не будет больше никогда, если он сейчас не выйдет и не зайдёт, как положено.
Они всё-таки поговорили. Кагами проорался, Акаши позабавился, - но в целом это, наверное, можно описать, как «поговорили»… Они пришли к некому выводу – и реализовали его, и раз уж даже Куроко на это отреагировал почти явно, решение того стоило.
Хотя Кагами всё-таки слегка мутило, когда Тэцу лёг на живот на кровать Акаши – на их с Акаши кровать, - полуобнажённый, с относительно свежими следами на половине спины. Следами, которые всё-таки уверенно складывались в…
Надо же.
- Как ты себя чувствуешь, Тэцуя? – Акаши раскладывал на покрывале рядом «рабочие инструменты».
- Хорошо, Акаши-семпай. Немного жарко. Наверное, мне не стоило пить чай перед тем, как идти к тебе.
- Ты стал гораздо легче относиться к чаю.
- Это вкусно, если компания приятна.
- Лучше, чем ванильный коктейль?
- Нет, Акаши-семпай…
- Не переживаешь по поводу теста на следующей неделе?
- Немного. Думаю, мне стоит ещё раз проработать практическую часть.
- Мы займёмся этим.
Кагами чувствовал себя главным героем пьесы абсурда. Какие, к чёрту, чаи и тесты?! Они что, вообще не принимают во внимание то, что сейчас будет здесь…
Он пропустил момент, когда скальпель появился в руке Акаши и тот сделал первый из надрезов. А потом какое-то время просто выпало, провалилось в чёрную дыру, в Бермудский треугольник! Как ещё это описать?! Ни единой мысли, ни единой реакции – только лицо Акаши и порезы на спине Тэцу. Абсолютно маньячное лицо Акаши и набухающие кровью порезы на спине Тэцу. Идеальное, мать его, лицо Акаши и белая кожа спины Тэцу.
Тэцу держал его за руку. Или он держал Тэцу за руку. Но чьи-то кости определённо слегка похрустывали, и Кагами не мог с полной уверенностью сказать, что это кости Тэцу.
- Тэцуя реагирует сильнее, когда он рядом с тобой. Мне это нравится.
Кагами моргнул, возвращаясь в некое подобие этой реальности. Ну, не может же в полноценной этой реальности быть так, чтобы Акаши смотрел ему прямо в глаза, подцепив его подбородок пальцами, - окровавленными, мать его, пальцами, пальцами в крови Тэцу, чёрт, это перегрузка, это коллапс мозга!..
Подсознание подсказывало гораздо более простое и ёмкое слово: «оргазм». Но какого…?!
Тэцу зашевелился – повернул слегка голову, посмотрел совершенно пустыми глазами. Кагами перехватил его руку за запястье, оставляя отходить смятую кисть, - да, действительно, пульс зашкаливал.
- На сегодня хватит, - Акаши отодвинулся, отложил скальпель. У него было совершенно дикое лицо, он напоминал не то какого-то жреца древнего культа, не то хищное божество – Кагами затруднялся с определением.
Вашу мать. Какого хрена от этого возбуждение стало только сильнее?!
Неуместное и глупое возбуждение Кагами стоически игнорировал.
…но зря он произнёс это слово про себя. Очень зря. Ведь есть столько прекрасных синонимов – «мужественно», «хладнокровно», например. Надо же было выбрать мысленно именно!..
Тэцу ждал, пока Акаши закончит перевязку и уберёт остатки бинтов. Кагами очень хотел бы сказать, что он ждал спокойно, и опереться хотя бы на его спокойствие, если уж собственного ни на грош, но и у Тэцу частил пульс.
Это можно было бы списать на стресс от болевого воздействия, но Кагами не хотелось списывать ничего на стресс.
- Ты в порядке? – он не утерпел – прикоснулся к свежей повязке, улучив момент, когда Акаши отвернётся. У этого парня, конечно, и на затылке были глаза, но хотя бы иллюзия защищённости от его прямого взгляда – уже хорошо.
- Конечно, Кагами-кун, - Тэцу не поморщился, и, возможно, Кагами бы всё-таки поверил в его спокойствие, если бы не держал друга за руку. Тэцу не пытался высвободить запястье или отодвинуться, и это навевало на мысли.
На очень нехорошие мысли, которым не место рядом с лучшим другом!
- Руки, Тайга.
Кагами торопливо отдёрнул руку. Желание прикоснуться стало почти нестерпимым теперь, когда он получил подтверждение: Акаши видит всё. Знает всё. В самом деле, глупо было бы ожидать от него чего-то иного…
- Может, воды?
- Был бы благодарен, Кагами-кун. На столе, пожалуйста.
Специальная трубка – видимо, Акаши действительно заботился о подопечном, тьфу, протеже, раз обзавёлся ей, - лежала рядом. Кагами чуть не уронил её вместе с бутылкой: руки тряслись, как у припадочного, и всё тянулись к бинтам. Умом он понимал, что нельзя, что это свежая рана, и довольно болезненная, но…
Куроко пил мелкими глотками, прикрыв глаза. Если ему и было неудобно пользоваться помощью друга для такой малости, он никак этого не показывал.
- Тайга, руки. Оторву.
Тайга прижал руку к груди, шёпотом чертыхнулся. Столь явные угрозы – не в стиле Акаши, что с ним?
Чисто на пробу Кагами снова поднёс пальцы к повязке – и Акаши как-то сразу оказался рядом, а скальпель прижался к плечу Тайги, продавливая ткань футболки. Волокна расходились под лезвием с почти слышным шорохом.
Куроко вздрогнул, когда Кагами положил раскрытую ладонь на его лопатку. Ему было больно?
Сам Кагами боли не ощущал, хотя светлая ткань футболки потихоньку пропитывалась кровью. Дразнить дракона оказалось на редкость увлекательным занятием, и он был пьян, пьян этим ощущением, пьян этим состоянием – ему казалось, что он неуязвим… Или, наоборот, уязвим настолько, что терять уже попросту нечего.
Стояк натягивал джинсы. Сердце билось о грудную клетку. Кагами впервые в жизни действительно опасался, что оно вот-вот выскочит наружу.
- Руки, - голос Акаши звучал почти ласково, но разноцветные глаза светились… Кагами не мог дать этому определения, ни в коем случае. Но от ужаса волосы на затылке встали дыбом.
- А если нет?
Вместо ответа скальпель вошёл в его плечо на сантиметр и провернулся; острой болью обожгло почему-то всё тело.
- Не нужно, Кагами-кун, - Тэцу сжал его руку. – Не трогай, прошу тебя. Акаши-семпай, он больше не будет. Ведь так? – хватка стала сильнее.
Акаши молча бросил взгляд на Тэцу и вдруг оказался предельно близко, так, что Кагами чувствовал жар, исходящий от его кожи, чувствовал его дыхание; только это и доказывало, что Кагами всё-таки выше ростом, ощущение было противоположное.
Спину свело от двух противоположных желаний: придвинуться и сгрести в охапку и отойти и убежать подальше. Второе, наверное было бы лучше, шкура целее останется, но...
Кагами остановил ладонь в паре сантиментров от щеки Акаши.
Кажется, он сошёл с ума. Ничем иным не объяснить то, что он собирался сделать и как он собирался это сделать. Плечо прожгло болью от нового движения скальпеля, пальцы машинально согнулись, - оказывается, у Акаши очень нежная кожа на щеках...
Неожиданно Акаши вздрогнул и изумлённо повернулся в сторону кровати. А потом и Кагами почувствовал, как его ладони касаются тёплые мягкие губы. Судя по тому, что второй рукой Тэцу удерживал за запястье своего покровителя, благодарить следовало его.
Тэцу потёрся щекой о пальцы Кагами, снова прижался к запястью Акаши. У него на лбу выступила испарина, было видно, что ему больно, и Кагами обожгло стыдом.
- Лежи спокойно, Тэцу, - на долю секунды Акаши обмяк и тут же собрался снова, рывком, отчётливо злым движением выдернул скальпель из плеча Кагами. - Тайга, сядь рядом с ним.
Очевидно, Акаши всё-таки не хотел наносить непоправимого ущерба своим игрушкам : он обработал и перевязал рану на плече Тайги, не причиняя излишней боли. Футболку, правда, придётся выкинуть, куда её - с такой-то дырой в плече...
- Не тревожь рану, Тайга, - Акаши говорил размеренно и спокойно. – Можешь пропустить четыре… Нет, три тренировки.
Мозг потихоньку начинал работать, оставляя, к счастью, на потом все размышления о морально-этической стороне проблемы. Всех проблем. Всего этого сюрреалистического вечера.
«Тэцуя реагирует сильнее, когда он рядом с тобой. Мне это нравится», - вспомнилось Кагами, и его снова пробила дрожь. Это очень напоминало признание в симпатии к нему самому, Тайге, - ну, в извращённом духе капитана.
Слова Акаши про рану и тренировки дошли до сознания с некоторой задержкой. «Всего три тренировки?!» - Кагами почти хотел возмутиться, но сейчас…
Да и вообще…
- Понял, кэп.
Куроко смотрел на него с кровати, и сейчас ему почему-то казалось, что он услышал больше, чем было сказано: Тэцуя неуловимо, в своей обычной манере улыбался.
Судя по довольному выражению лица Акаши, тот уже достаточно хорошо знал протеже, чтобы заметить эту улыбку. И его ситуация тоже полностью устраивала.
А у Кагами горела рука - там, где её касались губы Тэцу.

fin

+5

3

библиотекарь/медсестра, G, ангст

В десять вечера у работников колледжа заканчивается рабочий день. На таких условиях, конечно, трудно работать, но высокая заработная плата и безграничная любовь к детям способны творить чудеса. Если Хирасака Накамура может закрыть библиотеку раньше (чего уж скрывать, ученики редко появляются на пороге помещения после девяти), то Наруми Саёри приходится ночевать в своем кабинете: работа "местного лекаря" не прекращается ни на секунду днем (кроме обеденного перерыва, только вот и тот проходит в стенах медкабинета), а порой и ночью. Мало ли что может произойти с детишками в это время суток?
Как можно догадаться, Саёри обычно одиноко, особенно по ночами. Думаете, женщина проводит сутки в своем кабинете совершенно одна  и скучает? Нет, это не так. У учеников постоянно что-то случается: то головой ударятся, то съедят что-то не то, то порежутся. Ух, работы хоть отбавляй!
А кроме детей? Мало кто знает, но как только последний студент остается на ночлег в комнате (своей или же нет - не важно), дверь в кабинете у Наруми плавно отворяется, и на пороге ее появляется тот, кто закрыл двери библиотеки еще час назад, отсиживаясь в учительской в ожидании.
- Саёри, - слетает с его губ полушепотом имя. Его голос мягкий и вкрадчивый, он словно обволакивает, затягивает, пленит.
- Накамура, - вздыхает она в ответ, отрываясь от заполнения медицинского журнала. Они не виделись сутки. они живут от вечера до вечера, чтобы наконец встретиться.
Их поцелуи - целомудренные. В щеку, в висок, в руку. Легкие, немного смазанные.
Их прикосновения - целомудренные. Они берутся за руки, Саёри кладет голову на плечо Накамуры. И ничего больше.
Их любовь - платоническая. В каком-то смысле. Ведь дальше невинных прикосновений друг к другу у них не заходило. Им и не хотелось. Они были счастливы и сыты простыми взглядами. Они были рады лишь одному звуку голоса.
Никто из них не мог с абсолютной точностью сказать, когда их такие вот отношения начались.
Никто из них не мог с абсолютной точностью сказать, во что эти их отношения выльются, как они закончатся, а самое главное - почему.
Никто из них не хотел об этом даже думать. Они оба предпочитали жить сегодняшним днем. Если быть точнее - вечером.
Они говорили о разном. О науке, о литературе, о событиях, но никогда - о детях. Они делились своим прошлым, но никогда - мыслями о будущем.
Каждый из них понимал, что вместе им быть нельзя, что их святой долг - посвятить себя целиком и полностью работе. Они не ученики колледжа, которые пришли в это место надеясь на то, что оно даст им путь в будущее.
У них совместного будущего нет.
Наверное, поэтому поцелуи и прикосновения у них целомудренные, а любовь - платоническая. Наверное, они просто понимают, что не смогут быть вместе всегда. Наверное, они чувствуют, что еще немного - и конец наступит. Наверное, они просто не знают, когда именно все закончатся, потому и не могут продвинуться дальше.
Но каждому из них приятны эти короткие встречи. Каждый хочет сказать что-то, но не может.
"Ты не хочешь выйти за меня замуж?"
"Знаешь, а ведь мы могли бы вместе уйти"
"Хочешь жить в уютном домике рядом с морем?"
"Как думаешь, у нас будет мальчик или девочка?"
Но никто никогда ничего не говорит. Никто никогда ничего так и не скажет. Все, что они хотели бы озвучить, но не могли, навсегда останется при них.
- Саёри, - слетает с его губ полушепотом имя. Его голос мягкий и вкрадчивый, он словно обволакивает, затягивает, пленит. Обладатель его нехотя поднимается с мягкого дивана, на котором они провели очередной приятный вечер.
- Накамура, - вздыхает она в ответ тяжело, закрывая за мужчиной дверь. Они не увидятся еще сутки. Они живут от вечера до вечера, чтобы, наконец, встретиться.

+2

4

Санко/ОМП

Просто... Ну просто надоело. Поклонниками уже сыта по-горло, однообразные, пошлые желания и минимум чувств - все это постоянно ее преследует, мучая и медленно, постепенно, капельку по капельке истощая. Непонятное состояние, когда становится грустно, пусть и причины в общем-то нет, ничего не хочется делать и ты лежишь на кровати, разглядывая потолок и думая о своей горькой жизни - депрессия. Санко не привыкла к этому чувству, однако вполне ярко сейчас его переживала. И, наверное, ей бы было скучно, если бы не было того, о чем можно подумать. Однако вместо потолка, ее взгляд остановился на лежащем рядом юноше. Невидящими глазами девушка смотрела на его лицо и не двигалась. Это был очередной ухажер, который попался на крючок, словно глупенькая рыбка. И вот вопрос: кем же была Мияви - наживкой или самим рыбаком? Впрочем, не в этом суть. Парень был хорошим, и он довольно долго не поддавался ее обаянию. И чем яростней он сопротивлялся, тем интереснее становилось Санко. В конце концов, все пришло к тому, что она поспорила с ним: "Я уверена, в один прекрасный день ты сдашься, и я выиграю этот спор!" - примерно с этой фразой, девушка позволила парню загадать что угодно на случай, если он таки победит. Игра должна была продолжаться до тех пор, пока кто-нибудь из них не признает свое поражение.
Юноша продержался месяц под суровым и неотступным напором покровительницы, которая не скупилась на неожиданные идеи, чтобы соблазнить его. И теперь он лежит в ее кровати. Первые дня четыре Санко практически сияла от осознания того, что она смогла сделать то, что не смогли другие девушки (парень отказывал всем до этого момента), и была горда собой. Но с каждым днем после этого, Мияви все больше чувствовала, что теряет интерес к юноше. Он казался уже не таким загадочным, коим был пока прятался за видом ледяной нетающей глыбы и внешней безразличностью ко всему и ко всем.
Сегодня был последний раз. Девушка больше не хотела быть связанной с этим человеком, хотя можно ли назвать отношения между ними связью тоже остается под вопросом. Итак, когда он проснется, Санко красиво выставит его за дверь, интеллигентно отошьет и больше даже и не вспомнит о нем.
Мияви грациозно соскользнула с постели, закрывая тело одеялом, подняла разбросанные по полу вещи, и пошла в душ. Пока теплые струи воды ласкали кожу, девушка мысленно предавалась воспоминаниям о прошедшей ночи. Ей было хорошо, но на душе сейчас непривычно пусто. Когда такое происходит, она воспринимает это как сигнал, что пора сменить партнера. Но так ли это? Может быть девушке, напротив, не хватало этого-то самого постоянства в отношениях, которого у нее никогда не было и в котором она не видела смысла? Проще говоря...ей не хватало любви?
"Бред..." - мысленно фыркнула покровительца, посмеявшись над собственной такой глупой мыслью. Ей казалось, что незачем обременять и сковывать себя отношениями, когда можно запросто поменять старого партнера на нового понравившегося и получить при этом еще и удовольствия. Ведь это прекрасно - иметь свободный выбор и чувствовать, что на тебе нет никаких ограничений, мешающих заполучить определенную цель.
Душ был выключен, тело бережно завернуто в новое чистое полотенце, которое тут же стало влажным. Санко бросила взгляд в сторону одежды и махнула головой, решив, что не станет пока одеваться. Пусть парень помучается... Пройдя в комнату, Мияви присела на край кровати.
- Вставай...тебе не место больше в моей постели. - несколько властно прозвучал ее голос, нависнув над сознанием парня. Она знала, что он не спит. Предпосылки к скорому разрыву показались уже вчера, поэтому он продолжал прикидываться спящим, оттягивая момент неизбежного - так делали многие до него. Юноша не двигался некоторое время, но потом шевельнулся и тихо поднялся. Обмотав бедра простыней, которая служила ему одеялом в эту ночь, он вздохнул и отправился туда, где ранее была Санко - в душ. Покровительница проводила его взглядом. Она не собиралась препятствовать, он все понял, он уйдет.
Однако какой-то горький осколок кольнул ее, правда она тут же взяла себя в руки. Это было странно: Мияви не хотела больше общаться с ним, но отпускать его было неприятно. Что же происходит?
Парень вернулся быстро, видимо он лишь ополоснулся, ну а это недолго. Он был наполовину одет и на ходу натягивал на себя свитер - последний раз показывает торс покровительнице. Юноша двигался в сторону девушки.
- Дверь в той стороне. - бросила Санко, с видимой холодностью.
- Я знаю. Я лишь... - парень замялся. Он замер, устремив пристальный взгляд в ее глаза, отчего у нее внутри что-то дрогнуло. Юноша решительно шагнул к Мияви и с каким-то нежным, но несдержанным порывом крепко обнял ее. - Не двигайся. - шепнул он в ухо покровительницы и, взяв в ладони ее лицо, поцеловал ее...     
Потом он ушел. Он сделал это красиво, оставив Санко в смятении и навсегда оставив в ее сердце какую-то грусть и горечь. Возможно было бы лучше, останови она парня, но гордость была сильнее ее других чувств. Пожалуй, это ей мешает...

+5

5

Аомине/Кисе

- Эй, на что это ты пялишься? - недоумение в голове Рёты было столь явным, что Аомине лишь вздохнул, зевнул и перевернулся на бок, выказывая полное пренебрежение.
- Больно надо...
Вообще, он просто привык, что с этого ракурса видел весьма забавляющую картинку в виде очень разнообразного и часто менявшегося гардероба Момои. Кажется, Дайки знал уже абсолютно все варианты ее белья, начиная со средней школы.
“Интересно, какие были бы трусы у Кисе, если бы тот… чо? С хрена ли я вообще о таком задумался? Это же Кисе!” - Дайки нахмурился собственным мыслям, сделав вид, что засыпает еще крепче.
Кисе же в это время в недоумении осмотрел свои брюки. Ну, мало ли, может, там ширинка расстегнута или еще что не так? Не найдя ничего, что заслуживало подобного пристального внимания Дайки, с сомнением покосился на отвернувшегося очень демонстративно друга и… заулыбался очень хитро.
- Что, неужели представил меня в юбке, Аомине-чии? - ляпнул, вообще-то, наугад, но вдруг и очень внезапно порозовевшие не склонного к таким реакциям Дайки выдали того с головой. - Что? Серьезно?! Представил?! Хм…
Легкий форвард задумался, усевшись тут же, а затем и лег рядом. Нагретая поверхность крыши не шла ни в какое сравнение с теплом человека, которым он искренне восхищался, на которого очень давно уже равнялся. Теперь тот был его протеже, но на деле, оставался равным, другом… а может и чуток больше. Некоторые желания и мысли в отношении Дайки находились за гранью дозволенного и вносили в душу Рёты раздрай, но привыкший быть честным с самим собой блондин понимал, что без хотя бы намека на взаимность со стороны друга, он эту черту не пересечет.
Наверное.
Потому что иногда очень хотелось обнять его вовсе не так, как приходилось.
- Будто я не видал твои трусы в дурацких здездочках, пф! Тоже мне…
Кисе с явным недоумением во взгляде повернул голову к так и не повернувшемуся к нему Дайки, вроде бы безразлично прокомментировавшему его вопрос, и озадаченно похлопал густыми длинными ресницами, так игриво и совершенно узнаваемо образующими “стрелочки” в уголках глаз. Он еще и оправдывается? Вообще нонсенс!
- Аомине-чии, ты помнишь рисунок на моих трусах?! Да ладно…
- Тц… блин. Достал. Свали уже со своими тупыми вопросами, - взгляд все же обернувшегося Аомине был очень красноречивым, а именно - недовольным до крайности. Так бывало, когда Рёта приставал к нему на счет игры один на один или, когда Сацуки пыталась пнуть его на тренировку. И может быть… только может быть, все же, Рёта ему не безразличен.
Но сейчас Рёта лишь улыбнулся своим мыслям и снова лег рядом, не обращая внимание на недовольный взгляд, счастливо улыбаясь и прекрасно понимая в этот момент причины, по которым Дайки так любит торчать на крыше в теплые солнечные дни.
- Съешь лимон, Кисе...
Кисе лишь прыснул в ответ смешком, уже зная, что он наденет в следующий раз перед тем, как явиться на крышу к другу.

+3

6

Шиномия Сацуки и Куроко Тэцуя

Шиномия Сацуки не любил, когда ему перечат.
Шиномия Сацуки терпеть не мог, когда кто-то так нагло смотрит ему в лицо и даже не думает отводить взгляд от той ярости, что плескалась в зеленых глазах.
Шиномия Сацуки, в отличии от Шиномии Нацуки, любил все “маленькое” и “миленькое” только в определенных позах и без розовых соплей.
Именно поэтому сейчас он держал голубоволосого пацана, дышащего ему в пупок, за волосы и разве что не выламывал ему руку. Этот мелкий посмел своими косыми руками кинуть мяч так, что тот прилетел в лоб Нацуки, выбив из того дурь, а значит и сознание “прекрасной” половины, уступая место зверю внутри по имени “Сацуки”.
- Ну, ты, придурок, жить расхотелось? - почти рыкнул ему в лицо Шиномия-старший, потому как таковым себя и считал в их с “близнецом” внутренней иерархии.
- Еще раз простите, семпай, я правда случайно, - безэмоциональный голос и ноль реакции в глазах выбесили на раз. У пацана лишь чисто физическая боль отозвалась на лице дрогнувшей щекой и все. А это было крайне непривычно после эмоций Сё или боявшихся его “приступов” тех, кто видел Сацуки.
- Сучка… - резюмировал Сацу и потащил парня к дальнему щиту с корзиной. Размялся, называется, потренировал бросок, который нахрен никому не дался. А всего-то хотел выместить злость на то, что Нацуки опять лапал Сё. И еще не известно, к кому он больше ревновал и кого. Самое отвратительное, что этот пацан появился вообще из ниоткуда, будто из воздуха материализовался. - Просто не появляйся рядом со мной больше. Никогда.
“Интересно, мне на помощь звать начинать или подождать начала тренировки, когда придет кто-то из команды?”
Тэцуя уже десять минут сидел “корзине”, размышляя над тем, что иногда его “невидимость”, все же, не идет ему самому на пользу.

+4


Вы здесь » College Honey x Honey Drops » Опросы/конкурсы/объявления » Конкурс "Да будет так! Ибо!"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC